#!/usr/bin/php-cgi Книги о А.Пугачевой - Алка, Аллочка, Алла Борисовна

ФИРМА, ДУХИ, ЖУРНАЛ

- Алла Борисовна! А как ваш Театр? Чем вы там сейчас занимаетесь?
Пугачева бросила недовольный взгляд на журналиста:
- Что? Какой театр? Нет у меня никакого театра. Есть фирма “Алла”, мы занимаемся бизнесом. Да, бизнесом.
- А как же молодые таланты, которым вы помогали?
- Ну все. Помогла молодым талантам - хватит. Теперь пусть сами.
В апреле 1992 года вместо тихо умиравшего Театра песни была основана фирма “Алла”.
“Дальнейшее существование театра было бессмысленно, - поясняет Болдин. - Все наши артисты уже начали работать сами, сами зарабатывали деньги. Театр был всем удобен, когда он помогал -а мы не считали на это деньги”.
Сам Болдин тоже покинул Театр. У него уже было другое дело, которое приносило приличные доходы, правда, к шоу-бизнесу отношения не имевшее.
Еще в начале 1989 года, когда у советских предпринимателей (скоро, скоро их окрестят “новыми русскими”!) едва появилась возможность сотрудничества с Западом, Болдин и его близкое окружение завязали контакты с компанией “Сиабеко груп”, распространившей свое деловое влияние на Канаду, Швейцарию и Гонконг.
Как сообщали тогда газеты, совместное предприятие Театра песни и “Сиабеко груп” получило название “SAV Entertainment”, где аббревиатура “SAV” расшифровывалась как совместное предприятие “Сиабеко - Алла”. Как пояснялось в ходе церемонии подписания контракта, это совместное предприятие будет способствовать расширению культурных контактов между СССР и Западом и, в частности, даст возможность нашим артистам заявить о себе в полный голос там, а зарубежным звездам регулярно наведываться сюда.
Президент “Сиабеко груп” Борис Бирштейн сказ ал тогда:
- В рок-музыке я, честно говоря, разбираюсь плохо, но мой вице-президент утверждает, что в СССР этот вид музыки популярен...
И подписал договор.
“Действительно, - говорит Болдин. - Многие зарубежные вопросы мы тогда решали не через театр, а через эту фирму.
Потом, уйдя из Театра, года три я занимался не шоу-бизнесом, а торговлей, изготовлением всякой продукции”.
А затем, после 1993 года Болдин вернется к шоу-бизнесу, но уже на качественно ином уровне. Именно фирма “SAV Entertainment” будет устраивать в России гастроли звезд первой величины - Элтона Джона, Дайаны Росс, Стинга, Давида Боуи, Тины Тернер.
Кстати, кабинет Евгения Борисовича в офисе “SAV Entertainment” увешан фотографиями Пугачевой.
А знаменитая песня “Сильная женщина” была написана сразу после развода с Болдиным.
Крикну! А вокруг тишина.
Снова я осталась одна...
Примечательно, что исходный текст песни, который принесли Пугачевой, она отредактировала так, что от него остались лишь две строки. Остальное досочинила сама.
Говорили, что когда Болдин увидел по телевизору, как Алла Борисовна поет ее, то заплакал.
Фирма “Алла” начала заявлять о себе оригинально - с запаха. В июле 1992 года в концертном зале “Россия” Алла Борисовна представила прессе и другим заинтересованным лицам первую коллекцию своих новых духов. Легко сообразить, что назывались духи “Алла”.
“О выпуске своих фирменных духов мы задумались за несколько лет до этого, - рассказывает Болдин. - Тогда мы вообще выпускали много всего с именем Аллы-майки, календари, значки. Театр во многом жил и благодаря этой статье дохода”.
Первоначально переговоры о пугачевском пар-фюме велись с нашей фабрикой “Заря”, но потом, когда широко распахнулось окно в Европу, внимание Пугачевой привлекла французская фирма “So go” - не “Chaneb, конечно, но все-таки. С французами подписали договор в мае 1991, и началась ароматная работа.
“Месяца два мы выбирали запах, - говорит Болдин. - Нам присылали из Франции образцы в маленьких пузыречках, мы их пробовали. Причем за один раз много не нанюхаешься, поэтому вся эта процедура растягивалась”.
Алла Борисовна настолько увлеклась, что сама сделала эскиз коробочки для духов и рисунок на ней - незатейливое графическое изображение женской головки.
В том же 92-м году, в сентябре, Алла Борисовна в очередной раз отправилась в Швейцарию. Она полюбила эту страну, и, главным образом - город Цюрих, где за сто лет до нее проживал молодой Ленин. Пугачева, кстати, часто дефилировала мимо того дома, где он когда-то обитал. По собственным ее уверениям, тут она даже заводила мысленные беседы с “вождем пролетариата”.
Однако на этот раз элегических прогулок не получилось: Алла Борисовна чувствовала себя прескверно. Она обращалась к здешним врачам, которые уже хорошо ее знали, но те не подозревали ничего серьезного. В полугорячечном состоянии Пугачева провела в Цюрихе неделю, ожидая, когда недомогание пройдет своим чередом. Потом все-таки отправилась в Москву.
В Москву она прилетела с температурой 42. Когда Болдин вызвал врача, тот, по сути дела, начал делать операцию туг же, на постели: начиналось заражение крови.
Ее доставили в городскую больницу № 15, где она провела десять дней. Лечащий врач потом с улыбкой рассказывал, как перед утренним обходом Алла Борисовна не позволяла войти в палату, пока она не причешется и не накрасится.
В прессе распространились слухи о том, что Пугачева оказалась на грани летального исхода в результате неудачно проведенной пластической операции по вживлению в грудь имплантанта. Сама она никак не комментировала ту страшную ситуацию, называя все случившееся “смертью и вторым рождением”.
За полгода до этого она бросила курить, но после операционного стола вернулась к многолетней привычке.
Весной 1993 года в “Олимпийский”, в офис к Алле Борисовне пришли робкие мальчик и девочка лет восемнадцати. Лариса и Владик. Они приехали из Ташкента, где работали в газете “Пионер Востока”. Хозяйки на месте не оказалось, зато ребята увидели Сергея Васильевича Челобанова, смущенно поздоровались и сказали:
- Давайте, мы вам расскажем нашу идею, а вы поговорите с Аллой Борисовной - может, ей понравится.
- Хорошо, - согласился Челобанов.
- Дело в том, что мы хотим сделать журнал Аллы Пугачевой...
Челобанов действительно передал все своей патронессе, и она пожелала лично увидеть этих ташкентцев.
После краткого и несколько сбивчивого объяснения, что за журнал хотят сделать Лариса и Влад, Пугачева произнесла:
- Мне ваша идея нравится. А как журнал будет называться?
- “Арлекино”, - ответили ребята.
Алла Борисовна задумалась:
- “Арлекино”? Да какой уж сейчас “Арлекино”? Давайте-ка просто и со вкусом - журнал “Алла”.
Деньги на первый номер Пугачева выделила сама.
Лариса с Владом принялись бегать по столичным типографиям и договариваться о печатании нового журнала. Это оказалось не самой легкой задачей, поскольку, когда уже достигалась предварительная договоренность и составлялась смета, то, само собой, всплывало имя Аллы Борисовны, и цены на типографские услуги тут же возрастали: с Пугачевой, мол, не грех и втридорога запросить.
Первый номер вышел в декабре 1993 года. Многие приняли его скептически: еще одно мимолетное увлечение Аллы Борисовны. Но вопреки прогнозам она взялась за свой журнал всерьез. (Может быть, ей не давали покоя давние невоплощенные амбиции. Ведь много лет назад на радиостанции “Юность” она пыталась заниматься журналистикой, но без особого успеха.)
Как-то она явилась на пресс-конференцию к группе “А-Студио” - своим старым приятелям, которых некогда вытащила из Казахстана и стала продвигать в московском шоу-бизнесе. Корреспонденты вяло спрашивали “студийцев” обо всяких глупостях, и тогда подняла руку Пугачева:
- А позвольте несколько вопросов от журнала “Алла”!
И молодые журналисты в тот вечер остались без дела.
Алла Борисовна читает все материалы, которые идут в номер. Собственноручно правит их. Если ее не оказывается в Москве или даже России, требует, чтобы статьи присылали ей по факсу - хоть на край света.
В журнале очень часто публикуются материалы про саму Пугачеву и, естественно, ее фотографии. Вот к своим изображениям она относится крайне придирчиво. На это у Аллы Борисовны есть “придворный” фотограф, который каждый снятый кадр визирует у своей “повелительницы”.
Ей, например, не доставило большого удовольствия созерцать свое лицо без макияжа на обложке журнала “Стас”. Владелец этого издания Стас Намин, пользуясь благорасположением к нему Аллы Борисовны, как-то приехал к ней в гости и стал фотографировать Пугачеву в неформальной обстановке - как бы для собственного удовольствия. Понять но, что “фотомодель” никак не рассчитывала в таком виде попасть на обложку.
Потом, уже после выяснения отношений, для средств массовой информации был изобретен тезис, что такой “сюрприз” для широкой публики Стас Намин подготовил вместе с самой Аллой Борисовной.

следующая глава

оглавление

HotLinks.Ru: TopXXrating Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

Пневмонагнетатель - Доска объявлений от частных лиц по материалам www.рокострой.рф.