#!/usr/bin/php-cgi Книги о А.Пугачевой - Алка, Аллочка, Алла Борисовна

ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ

“Очень жаль, но попытка родить оказалась неудачной: беременность не сохранилась. Этому есть причины - мое здоровье и то, что мне не 18 лет. Надо лечиться, надо ждать, мы с мужем хотим ребенка”.
Это признаний весной 1996 года Алла Борисовна сделала своей любимой газете “Аргументы и факты”). Тем самым было, наконец, получено подтверждение старым слухам, хотя, конечно, вполне печальное.
Тема беременности Пугачевой очень живо обсуждалась в прессе - слишком, я бы сказал, живо. “От Филиппа - не от Филиппа?” “В пробирке - без пробирки?” “Родит - не родит?” Ну и так далее.
Известно, что Алла Борисовна обращалась в московский Центр матери и ребенка: об этом там судачили все медсестры, которые были свидетелями ее приезда.
Операции по подсадке эмбрионов сейчас производятся почти так же свободно, как удаление аппендицита. Показаниями к таким операциям служат возраст женщины, состояние ее здоровья и некоторые другие.
Но тема эта слишком деликатна, поэтому ограничиваюсь той информацией, что предоставила сама Пугачева газете “СПИД-Инфо”:
“Лежала я четыре с половиной месяца, задрав ноги, не двигаясь, ну и что? Ребенок не удерживается. Три-четыре месяца, и выкидыш”.
Правда, при этом Алла Борисовна неустанно в каждом интервью повторяла одну мысль: теперь она, наконец, обрела семейный покой и счастье. И не хочет этим счастьем с кем-то делиться.
Она вплотную занялась своим Театром песни. Для него ей уже давно выделили здание кинотеатра “Форум”, которое предполагалось отреставрировать. Сюда перебрался офис фирмы “Алла” и редакция одноименного журнала.
Пугачева, теперь ждала денег от Российского правительства. Сама она говорила, что не желает ходить по спонсорам, что все будет делать на государственные деньги.
Но денег этих она не дождалась. В “Форуме” за неуплату отключили телефоны. И Алла Борисовна оставила старый кинотеатр. В который раз Театра песни не получилось.
Зато появились сообщения о том, что Пугачева присмотрела себе клуб “Англетер” на Лубянке - с тем, чтобы сделать его закрытым заведением “для своих”.
Клуб стали ремонтировать, а в главном зале установили специальную витрину - якобы для того, чтобы выставить там на всеобщее обозрение многочисленные награды певицы - начиная с “Золотого Орфея”.
Как утверждали сотрудники “Англетера”, в первую очередь Пугачева потребовала уволить всех официанток - с тем, чтобы впредь клиентов обслуживали только мужчины. Также она намеревалась пригласить французского повара... Но и этот сюжет так и остался незавершен.
У клуба действительно появился новый хозяин - правда; к Алле Борисовне он никакого отношения не имел.
В мае и июне Филипп вместе с большой командой артистов разъезжал по стране, участвуя в предвыборной компании Ельцина.
Алла Борисовна, как известно, никакого участия в этой акции не принимала, однако 16 июня, в день выборов, по телевидению прошел репортаж о том, как она вместе с Кристиной посетила избирательный участок.
Разумеется, этот сюжет был запланирован и согласован с Пугачевой, поскольку она очень страстно обратилась к народу (точнее, к пассивной его части):
- Поднимитесь! Проголосуйте! Согласно закону в день выборов она не имела права советовать за какого именно кандидата следует отдать свой голос, но это было и так понятно.
Правда, примерно за год до этого Киркоров имел неосторожность заявить, что ему симпатичен Геннадий Зюганов, что было с негодованием воспринято либеральной интеллигенцией. Однако он “замолил грех”, агитируя теперь за Ельцина.
А сам Ельцин 15 апреля 1996 года поздравил Аллу Борисовну с днем рождения - не лично, разумеется, а президентским посланием:
“Вы самая яркая звезда современной отечественной эстрады, воистину народная певица. Не сомневаюсь, что Аллу Пугачеву назовут выдающейся эстрадной певицей XX века...”
Когда позже Пугачеву спросили, отказалась бы она от участия в предвыборной компании, если бы не ушла в творческий отпуск, последовал ответ (цитирую по “Комсомольской правде”): “Я взяла бы за свои выступления очень большие деньги. И не стесняюсь об этом говорить. Мне, например, непонятно, из-за чего поднялся весь этот шум с выносом из Белого дома коробки с полумиллионом долларов. К чему делать вид, будто артисты участвовали в предвыборных шоу бесплатно? Не было выступлений из идейных соображений, не было! И это нормально, во всем мире выборы стоят дорого”.
А уже после выборов, когда формировался состав нового Кабинета министров, Алла Борисовна рассматривалась как возможный кандидат на пост министра культуры.
“Был долгий разговор с людьми из правительства, - рассказывала она впоследствии журналу “Итоги”, - но я поняла, что не ко времени это. Помешает мне в творчестве...
Все-таки я не кабинетный червь. Кабинет я выбираю сама. А кабинет для меня -Театр песни, который мне так и не построили”.
Зато в августе в свет была выпущена “Коллекция” - своеобразный многолетний “творческий отчет” Аллы Пугачевой, состоящий из 211 песен, изданных на тринадцати (да-да, опять тринадцати!) компакт-дисках и компакт-кассетах.
Работа над этим фундаментальным трудом началась за два года до этого на фирме “Дженерал рекордз”. Вот что заметила по этому поводу наша героиня:
“Фирма “Дженерал рекордз”, собственно, и была создана во имя меня и этой коллекции. Туда вошли моя бывшая переводчица Надя Соловьева, мой бывший приятель Артем Троицкий... У них в первоочередных планах была именно коллекция -что бы раскрутиться”. (“МК”, сентябрь 1996.).
Тут необходимо дать некоторые пояснения по поводу упомянутой Надежды Соловьевой. Она действительно некогда сопровождала Пугачеву во время зарубежных поездок в качестве переводчицы. Затем Надежда Юрьевна вместе с Болдиным стала совладелицей фирмы “SAV Entertainment”, о которой я уже рассказывал. Соловьева также принимала самое непосредственное участие в создании духов “Алла”, да и вообще, как утверждают, была хорошей подружкой той, чье имя украшает флакончик этих самых духов.
Но позже между двумя дамами возникли трения финансового и юридического характера - вплоть до того, что они перестали даже здороваться. Сама Алла Борисовна вкратце описала “недоразумение” следующим образом:
“Будучи абсолютно безграмотной юридически, ни с кем не посоветовавшись, я так подписала контракт, что практически ничего не имею”.
По поводу же самой Соловьевой на одной из пресс-конференций Пугачева хмуро заметила:
- Это настолько, в плохом смысле, деловая женщина, что ни общение с ней, как с деловой женщиной, ни общение с ней как с человеком, мне еще никогда не доставляло удовольствия”.
Испытав сильное разочарование в данном парфюмерном проекте, Алла Борисовна заявила, что духи выпускать будет, но с другим названием. Однако уже в начале 1997 года она сообщила, что подготовила духи “Алла №2”.
“Духи - одно из немногих дел, которые я продолжаю вести с Аллой, - говорит Болдин. - Был третий партнер, который Аллу не устраивал, но после того, как он ушел из этого бизнеса, все нормализовалось”.
(По этическим соображениям Евгений Борисович не называет имя своего близкого компаньона - Надежды Соловьевой.)
Но вернемся назад. Итак, Соловьева возглавила фирму “Дженерал рекордз”, а ее художественный руководитель Артем Троицкий занялся отбором материала для будущей коллекции “Вся Алла Пугачева”.
Первоначально планировалось издать восемь компакт-дисков, которые бы содержали порядка 120 песен. В качестве дизайнера выступил художник-концептуалист Свен Гундлах, чье оригинальное творчество с трудом можно было связать с именем эстрадной звезды (До этого он прославился еще и как вокалист ернической рок-группы “Среднерусская возвышенность”).
Когда Алла Борисовна увидела первые две или три кассеты своего эпохального собрания, то пришла в ярость:
- Это что вы туг сотворили?! Да это не фирма, а кооператив какой-то задрипанный!
Тогда пригласили другого художника, Василия Гаврилова, который уже был профессионалом в деле оформления звуконосителей. Гаврилов предложил издать коллекцию с большим количеством фотографий и специальным буклетом. Но этот вариант Пугачева отмела сразу:
- Мне не нравятся мои фотографии!
Тогда художник придумал заключить все собрание в непрозрачные коробки ярко-красного цвета, а каждый компакт-диск сопроводить лишь одной, черно-белой фотографией. Алла Борисовна выразила одобрение и собственноручно привезла ровно тринадцать фотографий - ни больше, ни меньше.
(Занятно, что фирма “Sony DADС”, по заказу из России производившая все это великолепие, попросила оставить им несколько коробок для демонстрации на международных выставках.)
Тем временем было решено, что коллекция должна состоять не из восьми, а из тринадцати CD, после чего целая команда бросилась разыскивать все нужные фонограммы. К сожалению, Алла Борисовна не отличается в этом вопросе педантизмом и поэтому никогда не уделяла должного внимания сохранению своего звукового наследия. Гаврилов описывает одну забавную сценку. Он сказал Пугачевой, что у него где-то дома лежит старая пластинка с песнями Шаинского, некоторые из которых поет юная Алла.
- А какие? - заинтересовалась Пугачева.
- Ну, там какая-то песня Белочки, еще что-то...
- Да нет, ты путаешь. Я этого не пела никогда.
На следующий день Гаврилов принес зацарапанную пластинку и завел ее. Когда Алла Борисовна услышала свой чистый голосок тридцатилетней давности, то ахнула:
- Боже мой!.. Филипп! Где ты там? Иди быстрей сюда, послушай!
Тогда же Пугачева звонила своему приятелю времен училища Мише Глузу - с просьбой разыскать те ее записи, что они, дурачась, делали у кого-то дома на катушечный магнитофон. Но Глуз, увы, ничего не нашел.
Песню “Робот” откопали у автора текста Михаила Танича - это оказалась ветхая полурассыпавшаяся пленка. Фонограмма “Арлекино” обнаружилась в каком-то шкафу у самой Пугачевой. А запись композиции “Караваны птиц” начиналась со второго куплета. Дело в том, что она никогда не фиксировалась на студийную ленту и была случайно записана кем-то во время “Рождественских встреч” - девушки из радиоузла “Олимпийского” просто включили магнитофон.
Но поиски некоторых песен, как, например, “Казановы”, не увенчались успехом. Около семидесяти вещей пришлось оставить “за бортом” коллекции: их качество не поддавалось реставрации. Кстати, реставрацией Алла Борисовна попросила заняться Александра Юдова, ветерана группы “Рецитал”.
Пока тянулась вся эта непростая работа, Пугачева успела окончательно рассориться с Надеждой Соловьевой, а заодно и с Артемом Троицким.
Конечно, Алла Борисовна из мстительных соображений могла расторгнуть контракт с “Дженерал рекордз”, но благоразумно не стала так поступать. Как заметил один из людей, близко знающих Пугачеву, “свой враг для нее лучше чужого друга”.
Правда, потом “Коллекция” послужит поводом для недоразумений между Аллой Борисовной и теми ее друзьями, с кем отношения не были испорчены. В частности, Илья Резник подаст на “Дженерал рекордз” в суд, поскольку посчитает, что фирма сильно недооценила его как автора текстов многих песен “Коллекции”, и ему причитается очень солидная сумма.
Между тем в конце 1996 года вокруг имени Пугачевой разыграется и другой скандал в сфере грамзаписи.
Сразу две фирмы - “Союз” и российское отделение компании “Poly Gram”, независимо друг от друга придумали оригинальный проект - песни Пугачевой исполняют другие музыканты. Справедливости ради надо сказать, что у “Poly Gram” эта идея появилась раньше. Когда же президент фирмы Борис Зосимов узнал, что то же самое готовит и “Союз”, то пришел в негодование:
- Я два года уговаривал Аллу на это дело.
К тому же, вероятно, Зосимов посчитал, что Пугачева имеет перед ним некоторые моральные обязательства: по просьбе Аллы Борисовны сюда устроили ее родного брата - водителем.
Но, с другой стороны, именно на “Союзе” певица издала свой последний альбом и осталась очень довольна сотрудничеством.
В конце концов оппоненты пришли к соглашению, что “Союз” выпускает свой сборник позже на несколько месяцев.
Сама же Алла Борисовна в это время увлеклась делом, совершенно далеким от музыки. Она разрабатывала свою коллекцию туфель.
Быть может, спустя много лет дал о себе знать тот запах кожи, который приносил в дом ее отец, Борис Михайлович, когда возвращался с Талдомской обувной фабрики. А может, Алле не давали покоя воспоминания о том, как она юной девушкой надела на танцы мамины туфли, которые были на два размера меньше...
Ее партнером в обувном ремесле стала корпорация “Эконика”, которая взяла на себя все производственные вопросы.
Пугачева ездила по итальянским обувным фабрикам, читала специальную литературу, листала старые каталоги и набрасывала эскизы.
К концу 1996 года была готова первая коллекция туфель с ярлычками “Alia Pugachova”.
“Теперь я хотела бы сделать даже коллекцию домашних тапочек”, - призналась Алла Борисовна.
В сентябре 1996 года была ликвидирована фирма “Алла”.
Редакция журнала взяла в аренду одну комнату в огромном неуютном здании бывшей фабрики.
Расстались Кристина с Володей.
Когда Леонид Парфенов и Константин Эрнст начали готовить свои “Старые песни о главном-2”, то вовлекли в этот процесс и Пугачеву.
“Мы отбирали песни, - говорит Парфенов. - А потом ехали к ней домой. Она играла на фоно, а мы с Эрнстом все это пели”.
Однако Пугачева и на этот раз отказалась от непосредственного участия в новогоднем мюзикле. Когда же Эрнст с Парфеновым как-то привезли отснятый материал, чтобы показать Филиппу (все уже было практически завершено), Алла Борисовна, конечно же, тоже стала смотреть. В какой-то момент она вдруг спросила:
- А что, меня вы еще успеете снять?
... На съемочной площадке Пугачева оказалась последней из артистов. Незадолго до этого Филипп подарил ей роскошную белую шубу - в ней-то Алла Борисовна и пожелала попасть в фильм.
Она спела “Осенние листья”, любимую мамину песню.
... Алка, Аллочка, Алла Борисовна кружилась в студии среди декораций и искусственного снега, и всем, кто тут был, кто суетился у софитов, кто сидел за кинокамерами, кто просто стоял по углам и глазел - всем на секунду вдруг показалось, что эта чуть печальная, невысокая, сутуловатая женщина стала легкой-легкой... и готова вспорхнуть, взлететь, вознестись над ними.
В саду опустевшем тропа далеко видна.
И осень прекрасна, когда на душе весна.
Пусть годы летят.
Но светится взгляд,
И листья над нами шумят”.

благодарность

оглавление

HotLinks.Ru: TopXXrating Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100