Инструменты пользователя

Инструменты сайта


август_80

АВГУСТ

10 августа был дан старт съёмкам фильма «Рецитал». Причём к тому времени внутрисемейные отношения между Александром Стефановичем (режиссёр фильма) и Аллой Пугачёвой (главная героиня), что называется, трещали по всем швам. Несмотря на то что жили они вместе, у каждого была уже своя отдельная любовь на стороне: у Пугачёвой её администратор Евгений Болдин, у Стефановича — какая-то девушка. Но поскольку им предстояло работать над фильмом вместе, стороны пришли к соглашению на время съёмок всяческие внутрисемейные разборки заморозить.

Первый съёмочный день проходил в Калинине без участия Пугачёвой: там отсняли натурный эпизод с участием других актёров: Богданова и Горловой. Два следующих дня снимали там же, только теперь к этим актёрам присоединилась и дочка Пугачёвой 9-летняя Кристина Орбакайте, которая играла дочку главной героини. 14 августа в съёмках принимали участие Горлова и Орбакайте. На этом калининская экспедиция закончилась, и съёмочная группа вернулась в Москву. Теперь ей предстояла куда более дальняя поездка — на Международный фестиваль эстрадной песни в Сопоте. Почему туда? По сюжету, главной героине фильме выпадал счастливый жребий выступить на престижном эстрадном конкурсе, где она завоёвывала первое место, но теряла голос. Поскольку в Сопоте всегда с радостью принимали Пугачёву, этот фестиваль и решено было снимать. Правда, перед самой поездкой возникла одна существенная проблема: КГБ отказался выпускать туда Стефановича, памятуя историю годичной давности, когда он оскорбил их сотрудника. Только благодаря заступничеству Госкино и «Мосфильма» режиссёру удалось выиграть эту битву. 20 августа в Польшу выехала небольшая часть съёмочной группы в лице Аллы Пугачёвой, Александра Стефановича, оператора Владимира Климова, его ассистента и директора фильма.

Через день поезд был уже в Варшаве, где советскую делегацию встретил заранее предупреждённый представитель польской кинокомпании. Однако едва гости ступили на гостеприимную польскую землю, как этот представитель огорошил их неожиданным предложением: мол, лучше будет, если вы снимете ваши эпизоды не в Сопоте, а в Варшаве. «Почему?» — удивился Стефанович. «Для вашего же удобства, — последовал ответ. — Зачем вам ехать в Сопот, когда можно собрать массовку в любом варшавском зале и она разыграет любой фестиваль». Однако в этом ответе гости почувствовали подвох. Стефанович спросил напрямик: «Вы в качестве кого хотите выступать: наших технических помощников или сопродюсеров? Вы соберёте массовку, а потом скажете, что угробили на это дело уйму денег, и потребуете права на фильм. Но мы не уполномочены решать такие вещи: это компетенция нашего Госкино. А на переговоры у него нет времени: фестиваль вот-вот начнётся». Поляк в ответ надулся как индюк, но счёл за благо больше не спорить. Если бы он объяснил гостям, что в Польше резко обострилась политическая ситуация, что поездка в Сопот может привести к непредсказуемым последствиям, может быть, к его словам бы и прислушались. Но он почему-то ничего этого объяснять не стал. Из-за этого в дальнейшем гостям суждено будет пережить массу треволнений.

На следующий день группе предстояло выехать в Гдыню. Однако вместо обычного пассажирского автобуса к гостинице вырулил… бронированный. «Мы что, на войну собираемся?» — удивлённо вскинул брови Стефанович. Поляку тут в самый раз было бы ответить: мол, не на войну, но на что-то похожее, однако он опять решил не нервировать гостей. Вместо этого он сказал: «Вы не понимаете, это очень удобная машина. Наши киношники только на таких и ездят, поскольку в них можно даже плёнку перезаряжать». В итоге пришлось ехать на таком.

В течение нескольких часов, пока они ехали в Гдыню, автобус несколько раз останавливали то полицейские, то вооружённые автоматами солдаты. И каждый раз проверяли у всех документы. Один раз автобус тормознули настоящие спецназовцы в серой форме, которые устроили форменный шмон: не только проверили у гостей документы, но ещё и обыскали. На попытку объяснить, что перед ними знаменитая советская певица Алла Пугачёва спецназовцы никак не отреагировали. Было видно, что им глубоко начхать, кто перед ними: будь в автобусе сама английская королева, они бы и её обыскали. Гости, естественно, бросились к своему гиду-поляку за объяснениями, но он опять счёл за благо ответить недомолвками.

К вечеру добрались до Гдыни. Там для гостей были забранированы номера в гостинице, и они отправились спать. Пугачёва и Стефанович разошлись по разным номерам по описанным выше причинам. Утром было решено заехать в Гданьск, в советское консульство, чтобы сделать отметку о приезде (обязательное дело для советских граждан, находящихся за границей). Там наших героев поджидали новые открытия. Во-первых, их целых полчаса мурыжили перед воротами, не пуская внутрь, а во-вторых, когда они все-таки предстали пред ясные очи советского консула, тот огорошил их неожиданным вопросом: «Ну как там в Варшаве: советская власть ещё есть?». Первым пришёл в себя директор фильма, который сказал: «Да есть вроде…» — «Это хорошо, — вздохнул посол, — А то у меня связь оборвали». Гости недоуменно переглянулись, продолжая пребывать в полнейшем недоумении. А посол продолжал сыпать загадками: рассказал, что его сотрудники заранее запаслись канистрами с бензином и все эту прорву канистр сложили в подвале посольства. «Теперь мы как на пороховой бочке», — мрачно заключил посол. Тут кто-то из гостей наконец не выдержал и чуть ли не закричал: да что здесь происходит? И посол объяснил.

Оказывается, несколько дней назад профсоюзная организация «Солидарность» подняла антиправительственный мятеж в Гданьске. Город и прилегающие окрестности находятся на военном положении, а советские корабли Балтфлота встали на рейде Гданьска. В свете происходящего сотрудникам советского посольства категорически запрещено передвигаться по городу. А связи с миром у посольства никакой. Поэтому посол первым делом спросил: «Вы на сколько дней сюда приехали?» — «На три», — последовал ответ. «Вот и ладненько. Перед отъездом зайдёте ко мне, и я вам дам пакет для передачи в Москву». Только посол зря надеялся на киношников. Они, конечно, были патриотами своей родины, но не настолько, чтобы рисковать своими жизнями вдали от неё. Ведь обратно ехать им предстояло той же дорогой, а значит, снова попадать в руки патрулей. А кто мог дать гарантию, что, обнаружив у них секретный пакет из консульства, они бы не поставили их к стенке. Короче, сразу после выхода из консульства было сообща решено — сюда больше ни ногой.

За день до открытия фестиваля все мировые агентства разнесли скорбную весть — умер Джо Дассен. Услышав об этом, Алла Пугачёва была в шоке: год назад она видела Дассена в Москве, выступала с ним в одном концерте и даже мысли не могла допустить, что с ним что-то может случиться. Ведь перед ней тогда был 41-летний, пышущий здоровьем мужчина. И вот на тебе — внезапная смерть. Польское радио весь день передавало песни Дассена (как и советское, которое уделило этой смерти максимум внимания, а вот смерть своего соотечественника Владимира Высоцкого месяц назад полностью проигнорировало).

Сопотский фестиваль шёл четыре дня — с 22 по 25 августа. И все эти дни в городе был объявлен «сухой закон». А что такое международный фестиваль без выпивки? Скука смертная. К счастью, советская киношная группа имела в своих «загашниках» несколько десятков бутылок водки «Московская», которая спасла их от погружения в депрессию. А в перерывах между пьянками проводились съёмки. Так, 22 августа Пугачёва участвовала в одном из гала-концертов и отдельные эпизоды её выступлений были запечатлены на плёнку. Причём не обошлось без инцидента. Когда во время съёмки ассистент оператора полез в мешок, где лежали чистые кассеты с плёнкой, охранники приняли его за террориста и тут же обступили плотным кольцом, пытаясь тем самым прикрыть артистов, выступавших на сцене, своими телами от неминуемого взрыва. К счастью, конфликт разрешился мирным путём, но, прежде чем это произошло, обеим сторонам пришлось пережить несколько неприятных мгновений. Следующая съёмка состоялась в последний фестивальный день, 25 августа. Потом группа собрала вещички и двинула в обратный путь.

Кстати, на том фестивале успех сопутствовал нашему представителю: молодой певец Николай Гнатюк поделил Гран-при с чехословацкой певицей Маликой Гамбитовой: Гнатюк исполнил хит от Раймонда Паулса и Андрея Вознесенского «Танец на барабане». Однако советские зрители могли и не увидеть этой победы: из-за чрезвычайной ситуации в Польше советские власти долго прикидывали, стоит ли показывать этот фестиваль. В итоге пришли к компромиссу: фестиваль показать, но в сильно урезанном виде, да ещё спустя две недели после его проведения. «Сопот-80» показали по советскому ТВ 5 и 7 сентября (повтор — 26 и 28 сентября).

Алла Пугачёва была ещё в Сопоте, когда 22 августа на страницах «Московского комсомольца» появился очередной хит-парад за июль месяц. В нем Пугачёва сделала серьёзный рывок вперёд: её «Московский романс» поднялся с 8-го места на 2-е. А лидером парада по-прежнему оставалась песня «Поворот». Остальные места распределили между собой следующие хиты: 3. «Кого ты хотел удивить?». 4. «Там, в сентябре». 5. «Пока горит свеча». 6. «Ливень». 7. «Моим друзьям» (новинка от «Машины времени». 8. «Я вспоминаю». 9. «Будет день». 10. «Не забывай». 11. «Летний вечер». 12. «Ирландия. Ольстер». 13. «Мода». 14. «Танцевальный час на солнце». 15. «Помни» (новинка от А. Хоралова и И. Кохановского в исполнении ВИА «Красные маки».

Практически сразу после возвращения из Сопота Александр Стефанович отправился в один из подмосковных домов отдыха, где в те дни находились мама Пугачёвой и её дочка Кристина. Как мы помним, у режиссёра были прекрасные отношения с падчерицей, которая любила его чуть ли не так же, как и своего родного отца. Поэтому он считал своим долгом встретиться с девочкой и попытаться объяснить ей, что он расстаётся с её мамой. Кристина восприняла эту новость болезненно. Как вспоминает сам режиссёр, они даже вместе поплакали в лесу.

Алла Пугачёва была уже в Москве, когда 31 августа по ТВ показали одну из песен в её исполнении. Это произошло все в той же проПугачёвской передаче «По вашим письмам», приуроченной к Дню шахтёра. Компанию «звезде номер один» в той передаче составили Майя Плисецкая, Елена Образцова, Людмила Сенчина, Роман Карцев и Виктор Ильченко, Надежда Бабкина и ансамбль «Русская песня», финская певица Моника Аспелунд.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

перекрой шуб

август_80.txt · Последние изменения: 2012/11/14 20:11 — kate