Инструменты пользователя

Инструменты сайта


октябрь_92

ОКТЯБРЬ

Пугачёва вернулась в Москву 1 октября, надеясь, что родные стены помогут ей перебороть недомогание. Но высокая температура не спадала. Тут уж её друзья и близкие всерьёз забеспокоились: мол, надо срочно показаться врачу. Пугачёва согласилась. И, как оказалось, вовремя: как скажут потом сами врачи, если бы она промедлила ещё день-другой, то последствия для неё были бы самыми трагическими.

Когда 2 октября врачи переступили порог Пугачёвской квартиры, хозяйка была уже в полуобморочном состоянии. Её немедленно погрузили на носилки, и «Скорая» взяла курс в направлении 15-й горбольницы (Вешняковская, 23). Там Пугачёву немедленно положили на операционный стол. Как оказалось, у неё произошла тяжёлая форма интоксикации, которая стала результатом пластических операций, проведённых в Швейцарии (произошло отторжение введённого в грудь трансплантанта, повлекшее нагноение). Первые дни врачи просто боролись за жизнь именитой пациентки, про себя сетуя на то, что она не поступила к ним на день-два раньше (у Пугачёвой была зафиксирована клиническая смерть). И ещё главврач больницы Олег Филатов удивлялся, зачем Пугачёва вообще отправилась в Швейцарию, когда эти же операции ей могли сделать и на родине (в той же 15-й больнице), причём за гораздо меньшую сумму (как мы помним, Пугачёва выложила швейцарским врачам 90 тысяч долларов). Как вспоминает сама А. Пугачёва: «После сложнейших операций в Швейцарии, после моей клинической смерти на меня свалились все несчастья. Не просто аппендицит — перитонит, не просто шов после операции, а гнойный, не просто опухоль вырезали на груди — а пришлось чуть ли не совсем её лишаться…».

Все дни, пока врачи боролись за жизнь Пугачёвой, она мысленно разговаривала… с Сильвестром Сталлоне. Этот актёр с недавних пор стал для неё одним из самых любимых, и она даже не скрывала от своих друзей, что мысленно пишет ему письма. Друзья смеялись. Вот и врачи тоже смеялись, когда Пугачёва, лёжа на больничной койке, говорила им: «Передайте Сталлоне, что, умирая, я думала о нем».

Между тем в больнице Пугачёва отказалась ложиться в отдел для VIP-персон, где была своя операционная, пищеблок, одноместные палаты-люкс (стоимость недельного пребывания около 200 тысяч рублей) и предпочла отправиться в обычную палату. Её выхаживали в 5-м отделении сердечно-сосудистой хирургии. Первое время Пугачёва пребывала в жуткой депрессии. Помог ей из неё выйти её лечаший врач Михаил Алшибая. По её же словам: «Он налил полстакана сухого „Мартини“ и дал сигарету (как мы помним, курить Пугачёва бросила в мае этого года. — Ф. Р.). Очень боялась пить и курить, но меня заставили. И действительно, прорвало: я заплакала, заговорила, облегчила душу. Больше с сигаретами не расставалась…»

Единственная просьба, с которой Пугачёва обратилась к врачам — спрятать её подальше от посторонних глаз. Она не хотела видеть ни главврача, ни старшую медсестру. Допуск к ней имели только несколько человек: Алшибая и ещё один лечащий врач Сергей Калугин. Да и то они заходили в палату только после того, как Пугачёва наведёт марафет. Кстати, приводить себя в порядок Пугачёва стала практически сразу, как только отошла от операции. На её столике стояли духи в гранёном хрустале, гренки, пилочки. Закончив макияж, она обычно приглашала Калугина войти и попить с ней кофейку и выкурить сигарету-другую (Пугачёва вновь начала курить, правда курила лёгкие сигареты без ментола «More». Из друзей её чаще всех навещал модельер Валентин Юдашкин.

Пугачёва пробыла в «пятнашке» десять дней. Могла бы и больше, но уж больно скучно ей там было: ни погулять, ни попеть. В итоге, едва её здоровье пошло на поправку, врачи разрешили ей долеживать дома. Днём 13 октября Пугачёва была выписана из больницы на строгий домашний режим. Уже на следующий день эту новость до широких масс народа довёл «Московский комсомолец», который сообщил: «Очевидцы сообщают, что мучительные заморские операции довольно сильно изменили Аллу Пугачёву. Она заметно помолодела, а её фигура теперь мало чем отличается от фигуры её красавицы-дочери, экс-танцовщицы группы „Рецитал“…»

Помню, я сам лично, когда прочитал эту заметку, мысленно попытался представить себе, какой стала теперь Алла Пугачёва. Однако даже моей буйной фантазии не хватило на то, чтобы представить реальную картину омоложения: когда я чуть позже увидел Пугачёву по «ящику», я был просто в шоке. Впрочем, такое случилось не только со мной, а чуть ли не со всеми гражданами огромной страны. Но не будем забегать вперёд.

Как только СМИ раструбили на всю страну о том, какая беда приключилась с Аллой Пугачёвой, люди мгновенно на это событие отреагировали. По ТВ и радио стали чуть чаще, чем раньше, крутить её песни, в хит-парадах снова замелькали её хиты. Так, 6 ноября («ЗД» сообщила, что в её топ-лист вернулись две ранее вылетевшие песни Пугачёвой. Теперь в топовой двадцатке их снова стало три, причём одна из них — «Озеро надежды» — впервые взгромоздилась на престижное 2-е место (на 1-м — «Фаина». Две другие песни расположились в хвосте: «Беглец» на 14-м месте, «Кристиан» на 16-м.

Между тем Пугачёва соблюдала строгий постельный режим недели две. Затем, устав от домашних стен, укатила долечиваться в Екатеринбург. Она лежала в центре «Бонум», где никакими звёздными привилегиями не пользовалась. Она лежала в обычной палате, обедала вместе со всеми больными в столовой и даже ходила в общий туалет. Когда Пугачёва выписывалась из «Бонума», она закатила для всего персонала шикарный банкет, угостив всех врачей и медсестёр, которые за ней ухаживали.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

насосы д 3200

октябрь_92.txt · Последние изменения: 2010/08/20 14:10 — kate