Инструменты пользователя

Инструменты сайта


сентябрь_87

СЕНТЯБРЬ

2 сентября Алла Пугачёва покинула страну. К счастью, это был не бесповоротный отъезд от отчаяния (хотя такая мысль у певицы была), а всего лишь очередной гастрольный вояж: Пугачёва улетела в Швейцарию, чтобы принять участие в фестивале «Швейцарская музыкальная неделя». Вместе с ней туда отправились Евгений Болдин, Владимир Кузьмин, Елена Чуйкина (костюмер), Александр Новиков (из «Рецитала». 4 сентября Пугачёва и Кузьмин выступили на концерте под открытым небом в Винтертуре (гонорар — 5 000 западногерманских марок), после чего вся компания перебралась в ФРГ, чтобы участвовать в гастрольном туре Удо Линденберга. Туда же из Москвы приехали и несколько музыкантов «Рецитала»: Руслан Горобец, Игорь Николаев, Александр Юдов и другие (всего 16 человек).

11 сентября Пугачёва выступила в Дуйсбурге на празднике газеты «Унзере цайт» (гонорар — 28 640 марок), 12 сентября — в Мюнхене на концерте в честь Марша мира, где принимали участие известные западные рок-исполнители (например, группа «Уйатснэйк», которая вот уже 30 недель держалась в первой «десятке» хит-парада США), 13 сентября — на рок-фестивале в Кобленце, 14 — 15 сентября — запись на ТВ, 19 сентября — в Зайденвендле на фестивале «Рок и поэзия». Стоит отметить, что поначалу публика принимала Пугачёву насторожённо, а иной раз и враждебно (даже пивные банки в неё бросали). В рок-концерте, где подавляющая часть исполнителей мужчины, она смотрелась белой вороной. К тому же она была представительницей Советского Союза, к которому западные немцы питали не самые тёплые чувства. Однако по ходу концертов отношение к гостье менялось: все-таки талант Пугачёвой был способен пробить любую стену непонимания. Зрителей ведь не обманешь: они сразу видят, ради чего артист вышел на сцену — просто покривляться или что-то донести до слушателя.

Весьма показательный телекс пришёл в те дни в Госконцерт из популярного западногерманского журнала «Бильд дер фрау» («Портрет женщины». Его редактор Дагмар Ратке просила содействовать её изданию в том, чтобы 13 сентября, во время концерта в Кобленце, Пугачёва дала интервью их журналистке. Ратке писала: «Мы надеемся получить позитивный ответ от Вас, так как Алла уже имеет очень большой круг поклонников в ФРГ, и мы виноваты перед нашими читательницами в том, что все время оглядываемся лишь на Голливуд». Госконцерт на телекс ответил согласием.

Пугачёва была ещё в ФРГ, когда в СМИ появилась одна из первых публикаций в её поддержку. Статья называлась «Околозвёздная» болезнь», она принадлежала перу журналиста Шода Муладжанова, который посетил Пугачёву перед её отъездом в ФРГ на её квартире, и была напечатана в газете «Московская правда». В ней наконец-то слово было предоставлено самой виновнице скандала. Пугачёва сказала следующее: «Публикация эта (о скандале в гостинице. — Ф. Р.) не только возмутила, но и очень удивила меня. Я-то ждала извинений от самих работников „Прибалтийской“. Во-первых, никак не согласна с обвинением в сквернословии. Не было этого — и свидетелями тому могут выступить многие из присутствовавших. А потом — как-то странно „забыта“ причина конфликта. Много раз, приезжая в Ленинград, я останавливалась в одном и том же номере этой гостиницы. Верю в приметы… А с этим номером связаны мои сугубо личные эмоции, которые в канун важного концерта имеют, согласитесь, не последнее значение. Когда собиралась выезжать из Москвы, получила подтверждение, что останавлюсь снова там же. Дорога получилась тяжёлой, техника ломалась, очень устала от поездки. И. естественно, расстроилась, когда мне без объяснений вместо привычного номера дали другой. Спросила, нельзя ли как-то решить эту проблему, с жильцами поговорить. И услышала массу упрёков, „обличений“. Кому ж такое понравится?

А вот посмотрите ещё одну, более пространную публикацию, — Алла Борисовна показывает мне вырезку из газеты «Вечерний Ленинград». — Тут меня укоряют в нежелании участвовать в пресс-конференции, ругают мои песни…

О времени пресс-конференции я узнала, уже придя готовиться к концерту. У меня привычка: начинаю подготовку за два, а то и за три часа до выступления. И как раз за два часа до начала решили организовать встречу с журналистами. Для меня это был невозможный вариант. Ну, а Удо Линденберг и устроитель концертов Михель Гайсмайер в пресс-конференции участвовали. Разве этого недостаточно?..

Наконец, очень удивили меня и строки, связанные с дружинниками. Дело в том, что, как и на московских концертах, я предложила последнюю песню — о мире, дружбе — спеть всем залом. Энтузиастов пригласила подойти к сцене. И тут поднялась цепь дружинников, преградивших путь откликнувшимся на призыв зрителям. Сказалась старая болезнь — «как бы чего не вышло»…

Я прекрасно знаю, что кое-кого раздражает моя манера держаться на сцене, — с этими словами Алла Борисовна направляется к столику, где горой лежат письма. — Вот здесь меня хвалят — это тривиально. Я вам лучше покажу другие, где меня ругают…

Вы почитайте, почитайте, — говорит Пугачёва. — Тут узнаете, что я в роскоши живу неимоверной. Можете сравнить с «натурой». Вот это сделали мои друзья из ширмы, купленной в комиссионке, а вот это — из спинки старой кровати. Каждый может такую роскошь себе организовать».

Спорить было абсолютно не о чем — все на глазах, очевидно. А вот о чем подумалось: ведь представления-то превратные во многом продиктованы красивостью кинокадров. По ним судят издалека о личности, а кто-то подливает в этот огонь масло обычной зависти…

Нет, не в отношении к песням Пугачёвой или к произведениям других «спорных» мастеров дело. Речь идёт об уважении к личности звезды, её праву на самовыражение, личную жизнь, отнюдь не предназначенную для бесцеремонного афиширования. Чем знаменитость не заслужила этих прав? Для рядового-то человека они не кажутся сегодня исключительными…

«Столкнулись со звездой», «Звезда распоясалась», «Встреча со звездой» — это заголовки публикаций упомянутой серии. Уже сами по себе они наводят на мысль о возникновении некой «околозвёздной» болезни, симптомами которой являются нездоровый ажиотаж, «перемывание косточек», ложно понимаемая смелость: как, мол, мы высекли знаменитость!..

Возможно, кое-кто возмутится, читая эти строки: «Ишь, защитник выискался!» А может быть, их и на самом деле надо как-то защищать от обывательщины — не только Пугачёву, но и других звёзд, чей блеск нервирует бесталанных? Тогда бы, наверное, истинные таланты не пропадали с телеэкрана и из концертных афиш, из выставочных каталогов и издательских планов на годы, чтобы вернуться потом в ранге незаслуженно обиженных. Нужно быть попросту осторожнее, деликатнее, когда дело касается творческой личности. А вкус… Он у каждого — свой».

Эта была первая ласточка отката назад — компании в защиту Пугачёвой. Возможным это оказалось только после вмешательства в ситуацию главного идеолога перестройки Александра Яковлева. По его же словам: «Я тогда разозлился здорово. Пугачёву мне стало просто по-человечески жалко. Я звонил в Ленинград, стыдил людей. Я объяснял им, что мне все равно — ругалась она там или, может, дралась — но так травить нельзя. По моей инициативе тогда стали появляться ответы в газетах».

9 сентября свет увидел хит-парад ТАСС. Лучшая песенная десятка августа выглядела так: 1. «Незнакомка» — Игорь Николаев (1186 голосов). 2. «Алло! Алло!» — Алла Пугачёва (1065). 3. «Белая ворона» — Валерий Леонтьев (696). 4. «Букет» — Александр Барыкин (522). 5. «Не волнуйся, тётя» — «Весёлые ребята» (478). 6. «Было, но прошло» (393). 7. «Моя любовь» — Владимир Кузьмин (389). 8. «Белая ночь» — «Форум» (360). 9. «Королева» — Алла Пугачёва (311). 10. «Вернисаж» — Лайма Вайкуле и Валерий Леонтьев (292).

Совсем иначе выглядел хит-парад («ЗД», опубликованный 11 сентября. Там лидером по-прежнему оставалась песня в исполнении Аллы Пугачёвой «Алло! Алло!». Песня находилась в лидерах уже пятый месяц подряд и вновь набрала максимальное количество голосов — 316, опередив почти на 20 голосов хит, занявший 2-ю строчку — «Воля и разум» группы «Ария». Другой шлягер в исполнении Пугачёвой — «Найти меня» — замыкал список хитов, разместившись на 20-м месте. В списке было несколько новинок: «Листья» — «Чёрный кофе» (10-е место), «Меломан» — «Алиса» (15-е), «Выставка собак» — Валерий Леонтьев (16-е), «Мы вместе» — «Алиса» (19-е).

В списке лучших дисков гигант с участием Аллы Пугачёвой «Счастья в личной жизни» занимал 6-е место.

Тем временем 12 сентября задний ход в Пугачёвском скандале сделала «Советская культура». В статье «Восхождение… к скандалу?» М. Игнатьева писала: «Я видела Аллу Борисовну Пугачёву в самых разных программах, в разных залах, очень много беседовала с ней — дома, за кулисами, в гостиницах. Разная она бывает, не говорю по отношению ко мне, а к другим людям, к окружающим, к коллегам, к журналистам. Да, случается, что недостаёт ей выдержки, такта, бывают и гонор, и капризы, и грубость. Но одного концерта, одного выступления на сцене Московского Художественного театра было достаточно, чтобы убедиться: у этой певицы глубочайшая душевная щедрость, духовная красота — все, так далеко упрятанное под привычным обликом освобождённой от условностей, развязной женщины. На том концерте благородство было в ней, и строгость, и удивительный талант трагедийной актрисы, о котором восторженно сказали Ангелина Степанова, Ирина Мирошниченко, Олег Ефремов, поздравляя Аллу Борисовну после концерта…»

Между тем практически сразу после возвращения из ФРГ Пугачёва отправилась на гастроли в Сочи. Ехать туда ей не очень-то хотелось из-за все той же газетной свистопляски, но это было делом чести — концерты объявлены заранее и билеты на них уже раскуплены. Концерты проходили при переполненных залах. Пугачёва продолжала оставаться звездой номер один, даже несмотря на титанические усилия недоброжелателей спихнуть её с пьедестала. По данным «Росконцерта», за первое полугодие 1987 года Пугачёва принесла прибыль в сумме 232 тысячи рублей.

Вспоминает О. Непомнящий: «Наконец, приехала Алла, и состоялся первый концерт. Полагаю, что после скандальной шумихи, после угрожающих писем она беспокоилась о том, как её примет зритель. Волновалась, никак не могла заставить себя выйти на сцену, а когда решилась и вышла — зал, как один человек, поднялся и приветствовал её овацией.

Как вдохновенно пела она в тот день! Естественная акустика, звук, летящий над водой и вбирающий в себя новые оттенки; её руки, простёртые в призывном жесте, распахнуты навстречу каждой доброй душе и доброму слову — все это и по сей час стоит у меня перед глазами…»

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

сентябрь_87.txt · Последние изменения: 2007/11/30 21:37 (внешнее изменение)