#!/usr/bin/php-cgi Книги о А.Пугачевой - Алка, Аллочка, Алла Борисовна

РОК-Н-РОЛЛ

В марте 1985 года Алла Борисовна приехала на Третий ленинградский рок-фестиваль. По совету и в сопровождении своего доброго приятеля Артема Троицкого.
Они тесно познакомились в предыдущем 1984 году во время съемок фильма “Сезон чудес”, о чем Троицкий даже написал полухронику, полузссе, опубликованном позже в журнале “Алла”. (Пугачева вообще; надо заметить, обладает волшебной способностью вдохновлять журналистов на немедленное создание очерков, статей, эссе о своей персоне даже после полуминутного общения. Это не раз ощущал и ваш покорный слуга.)
То было время блаженства наших рокеров: с одной стороны, власти все еще пытались их утихомирить, что придавало всему их хмельному и разгульному существованию необходимый привкус борьбы с ненавистным “совком”, но с другой -они уже удостоились почти полной легализации: спокойно носили свои тексты куда следует для “литовок” (т.е. цензурных разрешений), проводили концерты и фестивали.
Алла Борисовна долгое время следила за всеми этими процессами с настороженным интересом Ее саму и до этого и особенно потом с настойчивой регулярностью спрашивали, почему она не поет рок. Пугачева давала самые разнообразные ответы, но скоро и ей придется ненадолго стать “Совьет рок-стар” - но за границей, о чем речь позже.
“Я тогда выполнял роль своеобразного связующего звена, - вспоминает Артем Троицкий. - Между Аллой и рок-н-ролльной “тусовкой”.
Рок-фестиваль продолжался три дня, и в каждый из них выступало по несколько групп. Понятно, что Алле Борисовне было бы нелегко высиживать по много часов среди бушующей молодежи. Но ее спутник Артем, знавший репертуар всех задорных команд не понаслышке, давал свои рекомендации, какие именно выступления следует посещать.
“Аллу тогда очень интересовал Гребенщиков, - продолжает Троицкий, - поэтому она пришла на концерт “Аквариума” и очень внимательно следила за их выступлением. Ей тогда страшно понравился Лялин, гитарист группы, и потом Алла даже предлагала ему перейти в “Рецитал”.
На том же фестивале впервые громко заявила о себе группа “Алиса” - с новым солистом, худеньким юношей Костей Кинчевым. Он сразу приглянулся Пугачевой.
... Спустя десять лет, когда в редакции журнала “Алла” встанет вопрос, о ком из российских рокеров надо бы написать в первую очередь, Пугачева сразу скажет:
- О Кинчеве! Давайте мне Кинчева! Я его очень люблю!
Интересно, что и тот ответит взаимностью эстрадной звезде. Мятежный Кинчев, кумир подростков-анархистов, будет ходить на концерты к Алле Борисовне.
Троицкий познакомил Пугачеву и с Кинчевым, и с рок-бардом Александром Башлачевым Последний, по словам Артема, “относился к ней очень уважительно”.
Вся эта компания не раз приезжала к Алле Борисовне домой, где проводила в гостях у звезды целые вечера Троицкий, например, с удовольствием вспоминает такую сцену:
“Башлачев пел свою длинную, “шаманскую” песню. Мы с Костей сидели на полу, скрестив ноги и били в бубенцы. Зрелище было великолепное Алла тогда очень сильно “завелась” от этого концерта...”
Болдин, правда, не разделял всеобщего упоения, лишь время от времени заглядывал в комнату и снисходительно улыбался.
Кинчев впоследствии неоднократно сам приходил в гости к Алле Борисовне.
(Когда в 198S году Александр Башлачев погибнет, выбросившись из окна, Пугачева с Резником попытается написать песню “Самоубийца”:
... Дал жестокий урок
рок-н-ролльный пророк.
Но дальнейшая ее судьба неизвестна.) Троицкий рассказал своей звездной подруге и о странноватой, по невероятно талантливой девушке по имени Жанна Агузарова, солистке молодой московской групы “Браво”. Когда Алла изъявила желание с ней познакомиться, то Артем с грустью поведал, что сейчас это никак невозможно: Жанна пребывала в ссылке.
(В марте 1984 года во время одного из концертов на окраине Москвы ворвавшаяся милиция арестовала всю группу “Браво” во главе с ее лидером Евгением Хавтаном. Музыкантов после составления протокола отпустили, а солистке Жанне Агузаровой предъявили обвинение в нарушении паспортного режима и подделке документов. Дело в том, что у нее был обнаружен паспорт на имя некоего гражданина Дании Ивона Андерса - причем имя Ивон кустарным способом было переправлено на Ивонна. После этого Агузарову полтора года держали то в Бутырской тюрьме, то в НИИ судебной психиатрии им. Сербского. В конце концов ее признали невменяемой и отправили к родителям в Тюменскую область, где Жанна жила до 1986 года, пока вновь не вернулась в Москву и в “Браво”.)
Тогда они и познакомятся, Пугачева начнет ей помогать (не боясь, межцу прочим, соперничества со стороны юного таланта), и Агузарова даже споет песню, мелодию которой сочинила Алла. Слова напишет Резник:
В городе моем
Улицы пусты...
Жанна так и будет говорить, что эту песню ей подарили “тетя Алла” и “дядя Илюша”.
(А Пугачева все-таки вернется к первоначальному варианту - “Три счастливых дня”. Редкий случай, когда становится популярной одна и та же мелодия, но с разными словами.)
Позже Алла Борисовна заведет знакомство и с “Наутилусом Помпилиусом”. В 1988 году именно на ее студии они записали свой альбом “Князь тишины”, где в одной песне “Доктор твоего тела” она - Алла Пугачева! - подпела Вячеславу Бутусову вторым голосом.
Перед Московским фестивалем молодежи и студентов 1985 года в столицу приехал западногерманский менеджер. Он встретился с Пугачевой, чтобы провести переговоры о совместных концертах с немецким рок-музыкантом Удо Линденбергом.
“Ему это было очень выгодно, - замечает Болдин, - потому что Удо тут никто не знал”.
Линденберг и Пугачева действительно выступили вместе - с огромным, разумеется, успехом. Потом пришло время зарубежной стороне проявить ответную любезность: Аллу Борисовну пригласили поработать в Германии - с тем же Линденбергом. Специально по такому случаю даже была написана песня “Москоу рок”.
Когда на первом концерте в ФРГ Линденберг представил певицу из Советского союза, немецкая молодежь засвистела и стала швырять на сцену банки из-под пива, демонстрируя тем самым свою неприязнь к “красным”. Пугачева будто бы не замечала этого, хотя Удо пришлось даже утихомиривать публику. Кроме того, никто из его музыкантов не знал ни одной пугачевской вещи, и она сказала, чтобы они играли что угодно, только поскорей.
“И я на нервной почве запела Бог знает что. Но с кайфом! Но с большим кайфом!” - скажет она позже.
А в начале 1986 Алла Борисовна познакомится в Ленинграде с Владимиром Кузьминым.
"Кузьмин уже - был известным музыкантом. С 1979 года он исполнял эстрадный вариант рок-н-ролла - в союзе с Александром Барыкиным в rpyппе “Карнавал”; - потом, в 1982 году, поссорившись с Барыкиным, собрал свой коллектив “Динамик”, где уже был безраздельным лидером. (Кузьмин тогда хотел оставить название “Карнавал” себе, но Барыкин отвоевал это право судебным порядком.) Кузьмин, в принципе, достоин звания “человека-оркестра”: он играет на скрипке, флейте, саксофоне. Поет, как известно, тоже сам. Но прославился все-таки как гитарист.
Как-то Александр Кальянов, зная увлечение Пугачевой рок-н-роллом, принес ей записи “Динамика”. Алла Борисовна послушала и сказала:
- Надо бы мне взглянуть на этого Кузьмина. Он ведь где-то выступает? Выяснилось, что на днях, в Ленинграде. Алла Борисовна приехала туда, послушала и посмотрела. После концерта она нашла за кулисами взмокшего Кузьмина.
В последующие несколько дней Пугачева всюду таскала его за собой буквально за руку и все время что-то говорила, говорила, не отрывая глаз. Это была романтика, достойная западных киномелодрам - ужин при свечах, катание по ночному заснеженному городу, шепот в темноте.
Это время пугачевские музыканты окрестили “Африкой”: потому что гуляли “по-черному”.
А потом, когда “Динамик” запретили, Алла спросила у Кузьмина: “Ну что, будешь работать со мной?”
- Как работать? - не понял Володя, оторопевший от того, что перед ним стоит Алла Пугачева.
- Как работать? - Алла Борисовна усмехнулась и обернулась к окружающим. - Как Владимир Кузьмин, я полагаю...
... Тот быстро согласился, может, даже быстрее, чем следовало бы: хотя бы из артистического кокетства стоило выдержать паузу. Но предложение звезды оказалось сейчас для него очень кстати. Кузьмин никак не мог добиться для себя достойного статуса “Динамик” числился то в Тульской, то в Калмыцкой филармонии, а одно время вообще работал от Ташкентского цирка...
Алла Борисовна в обмен на эти вольные мытарства предлагала сразу многое -новые инструменты, запись в своей студии, постоянные концерты (где Кузьмину бы отдавалось несколько сольных номеров!), хорошие, заранее определенные гонорары, поездки за рубеж, а главное - безмятежное существование за крепкими плечами пугачевских администраторов. Грех было не согласиться.
Так начался недолгий период в жизни Аллы Борисовны, который язвительный Раймонд Паулс назвал “молодежным”. Так начался знаменитый роман гитариста и певицы, “двух звезд”.
“На гастролях, - пишет Полубояринова, - Алла теперь все время оказывалась с Кузьминым - в автобусах, поездах, гостиницах. Ситуация получалась двусмысленной, поскольку Болдин тоже всегда находился вблизи. Он не жаловал Володю и на какое-то время отправился жить в свою новую квартиру, которую Пугачева выхлопотала для него в Моссовете. Поклонники с интересом наблюдали, как из знаменитого подъезда на улице Горького их Алла теперь выходила в сопровождении Кузьмина. Но Болдин лишний раз дал всем окружающим повод уважать себя: никто никогда не слышал, чтобы он не то что устраивал жене скандалы - вообще сказал хоть слово по поводу этого мучительного для него “треугольника”. Евгений Борисович многих удивлял своим “нордическим” темпераментом. Сколько раз Алла в раздражении принималась язвить в его адрес, зло и подолгу - Болдин или молчал, или хладнокровно продолжал начатую речь.
Когда кто-то попытался ему сочувствовать, он ответил в том духе, что их с Аллой связывает нечто большее, чем супружеские узы - а именно, отношения артиста и менеджера Найти хорошего мужа куда легче, чем родного директора”.
Кузьмин выпустил два сольных альбома, один из которых вполне символично был назван “Моя любовь”.
“Пугачева, по сути, была в то время моим продюсером, - признает Владимир. - Обсуждала со мной аранжировки, нюансы исполнения, придумывала образ, костюмы”.
Собственно образ и костюмы самой Аллы Борисовны тогда тоже сильно изменились. Она стала носить черные кожаные куртки в рок-н-ролльном стиле, металлические пояса и браслеты..
В одном из тогдашних интервью она говорила: - Я буквально сдерживаю себя от нахлынувших идей и эмоций. Не знаю, будет ли все это ощущаться в моей новой программе, которую я покажу зрителям в этом году. но то, что я стала реактивней, думаю, вы почувствуете...
И там же, рассказывая о недавних гастролях по хорошо знакомым Швеции и Финляндии, радостно сообщала:
- Для Кузьмина это первая поездка по этим странам. Он, кстати, имел огромный успех, когда исполнил несколько своих песен на английском языке.
В тот же период Пугачева и Кузьмин записали целый альбом под рабочим наименованием “Он, она и дождь”. Это было, как выразились бы критики, концептуальное произведение: все песни отбирались и выстраивались таким образом, что бы просвечивала некая сюжетная линия - взаимоотношения двух влюбленных.
Но тогда альбом так и не был издан, зато пара вещей с него стали шлягерами сами по себе, как, например, пресловутая песня “Две звезды”, написанная, кстати, не Аллой и не Володей, а Игорем Николаевым. А все пленки с записями хранились у Кузьмина. (Только в наши дни этот альбом, но под другим названием был издан фирмой “Союз”.)
В начале 1987 года советские люди с удовольствием начали обмениваться слухами о том, что Пугачева вышла за Кузьмина замуж, что их свадьба три дня гремела в ресторане “Континенталь” и что совсем скоро у них появится маленький. (О наличии реального мужа, Болдина, широкие массы и не догадывались.)
Но никакого “маленького” не появилось. Если не считать веселого пуделька, который достался Алле Борисовне от танцовщицы трио “Экспрессия” и которого она нарекла Кузей. Болдин был очень недоволен этой кличкой и просил заменить на другую.
“Хорошо, - сказала Пугачева. - Я назову его Жекусей”.
Болдину пришлось смириться. Спустя семь лет Пугачева заметит в одном откровенном интервью: “Кузьмин сделал наши отношения честнее и крепче”.
(Впоследствии выяснилось, что пуделек вовсе не мальчик, как уверяли Аллу Борисовну, а девочка. Тогда Кузю стали звать Кузиной.)
Вскоре приближенные Пугачевой заподозрили, что роман с Володей исчерпывается: кто-то видел огромный список “отступного”, предоставляемого Аллой Борисовной Кузьмину. В нем фигурировала и квартира, и машина, и договор на рекламу и еще много чего.
“Пугачевой, - замечает Полубояринова, - было проще предоставить все это, чем долго выяснять отношения”.
Но, к сожаленью, звезды не люди.
Крыльев им не дано.
В небе высоком снова родиться
Звездам не суждено...
А в один прекрасный день поклонники, которые вечно толпились у ее дома, наблюдали, как звезда в ярости выбрасывает из квартиры на лестницу кузьминские вещи”.

следующая глава

оглавление

HotLinks.Ru: TopXXrating Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100